вторник, 25 ноября 2008 г.

Кризис долгов и долг кризиса

UPD: Приношу извинения. Вчера, прямо во время постинга рухнул провайдер. Выкладываю полный тест статьи.

На поляне Макса Крайнова у нас с одним из посетителей завязалась любопытная дискуссия. Мой визави утверждал, что существующее устройство финансовой системы выступало в роли двигателя развития. Какое-то время мы целеустремленно растили колбасу в комментах... Доколе ж?! Попробую постулировать свое мнение здесь, ибо самое место.

Собственно, почти все нижесказанное будет рефреном к моим предыдущим постам, но я постараюсь скомпоновать свои доводы в недлинный и удобоваримый бичпакет. Приятного аппетита.

Итак, на мой сугубый взгляд, проистекающий кризис относится именно к финансовой, а конкретнее -- к денежно-кредитной области. Я уже писал, что ростовщичество, осуждавшееся (и посию пору осуждаемое) всеми мировыми религиями (за исколючением иудаизма, в котором порицание распространяется исключительно на операции между соплеменниками) содержит в себе не только моральный, но и чисто практический изъян.

Суть нестыковки состоит в том, что при выдаче денег под процент дополнительная сумма (interest -- то есть тот самый процент) физически не существует. Это важно: получив в заем $100 должник обязан вернуть $105, ежели кредитуется под 5%. Но $5 просто нет, их неоткуда взять, кроме как кредитовавшись заново. Это сразу бросается в глаза, если на рынке оперируют только один кредитор и один должник. Но штука в том, что должников много, и диспропорция вроде бы незаметна. До той поры, пока не приходит необходимость возвращать долги. Таким образом, для поддержания всей системы на плаву необходима постоянная накачка новой ликвидностью.

Откуда же она (ликвидность, т. е. деньги) берется? Очень просто: из наших долгов. Благодаря механизму кредитования с частичным покрытием (кредитным плечом) банки имеют законное право давать взаймы несуществующие деньги. В двух словах, депонируя в Центральном Банке $100 любой банк может выдать кредитов на $1000, опять же под процент. Не вдаваясь в терминологические сложности финансового дела (об этом вам нажужжит любой экономист, очень складно), поймем, что банк может выдать в долг ровно столько денег, сколько вы согласны взять (и, разумеется, -- вернуть, но уже с процентами). Я сказал "денег"? Ну ошибся, бывает. Должен был сказать "ничего, пустоты, которую мы считаем деньгами". Помните "Свадьбу в Малиновке"? Папандопуло: "Бери, бери, я себе еще нарисую!" Смеялись? А почему над собой тАки не смешно?

Проблема усугубляется еще и тем, что по некоторым операциям, типа ипотеки, сумма процентов превышает сумму основного долга. Банковская система замкнута, и деньги, одолженные в одном банке покупателем в конце концов депонируются (вносятся на счет) в другом банке (продавцом), и... служат основанием для выдачи нового кредита, в разы превышающего вклад (правда, с уже несколько меньшим "плечом", т. е. отношением получил-ссудил).

Резюме: в кредитной парадигме полностью вернуть долг нельзя никогда. Физически. И наоборот: каждый доллар, поступивший на рынок (читай -- в твой кошелек) должен быть получен кем-то в долг у банкиров. Но, с другой стороны, нет долгов... нет и денег. Вот так. Именно это и называется кризисом, и этого как геенны огненной боится каждый банк: без наших долговых расписок банк -- банкрот, ибо он, в свою очередь, никогда не может одномоментно вернуть вклады. Их просто нет. Каждый вклад основан на долговом обязательстве кого-то еще, и только отсрочка платежа позволяет маскировать эту систему. Поэтому-то "экономисты" и "аналитики" советуют не паниковать и не забирать вклады (в текущей ситуации совет мудрый, система такова, как она есть и изъятие средств со счетов разрушит _всю_ кредитную систему, а попросту, вскроет факт, что ваших денег давно уже нет, физически). Почему в кризисном режиме не разумно кредитоваться? Все просто: остальные поступают так же, а раз нет долгов, то (помните?) нет и денег. И не только у треклятых банкиров, но и у вашего работодателя. Нет денег -- нет работы, нет зарплаты, и нет... ну, вобщем, ничего нет у вас, персонально, ибо заберут за долги.

До этой поры мы говорили только, и собственно, о деньгах. Но в банковской практике придуманы также и "инструменты", или "деривативы", т. е. производные (почти в математическом смысле) от кредитных обязательств, которые еще больше надувают и без того расширяющуюся логарифмически денежную массу, т. е. перепродажа долгов от перепродажи долгов от перепродажи долгов. Все это под процент, разумеется. А поскольку бытует убеждение, что "деньги должны работать", все расширяющийся пузырь долгов перекатывается, надуваясь при этом, из отрасли в отрасль. Были IT, ипотека, нефть, золото, собственно доллар...

Расширяющейся денежной массе необходимо во что-то вливаться достаточно оперативно, чтобы не плодить инфляцию (и мы уже понимаем, что инфляция есть прямое следствие сложившейся системы), переходящей в гиперинфляцию: в минуты "народной скорби", когда напрочь пропадает вера дутым деньгам, "свиньи, а не верноподданные" пытаются обратить их в реальные товары, т. е. в те, в которые можно одеться, намазать на хлеб, или зарядить в магазин пистолета. Но во все времена неизменным кризисным мерилом является "кубышка". И тогда у этой медали обнаруживается другая кризисная сторона: дефляция. Дело в том, что наличие кредитного процента делает деньги "универсальным товаром", т. е. в моменты нестабильности они выигрывают в привлекательности у всех остальных товаро вместе взятых, и у обывателя, равно как и у бизнеса возникает потребность "держать" деньги как таковые. В результате они (деньги) осаживаются в кубышках, не попадая в экономику, которая начинает испытывать недостаток средств обмена. Процветающие доселе предприятия не могут продать свою продукцию, а, следовательно, расплатиться с поставщиками и работниками, не могут кредитоваться, поскольку банки тоже "кубышат" свои средства. как следствие, наблюдаются банкротства, падение производсва, увольнения, еще большее падение спроса. Это порождает т. н. "дефляционную спираль".

Все эти неприятности можно было бы списать на алчность _частных_ банкиров, но проблема в том, что вся нынешняя финансово-кредитная система сугубо частная: ФРС Соединенных Штатов является частной организацией, равно как и все Центральные Банки большинства стран, в том числе и России. А поскольку доллар США является основной резервной валютой мира, большинство Центробанков выполняют функции уличных обменников, и проблемы доллара в первую очередь сказываются на положении дел outside US. Это гордо называется "глобализацией".

Вот, в двух словах, описание системы, которую G20 попытался перезагрузить (хотя понятно, что на встречах такого уровня не приходится ожидать судьбоносных, а, главное, откровенных заявлений, все "держат фигу в кармане"). На самом деле, то, что происходит, есть некоторый аналог еврейского "прощенного года", устраивавшегося примерно раз в 7-мь лет: кому-то спишут за счет того что, кого-то пустят по миру. Этот кризис будет затяжным и болезненным для большинства населения планеты в целом и будет сопровождаться массовым переделом.

7 комментариев:

Vovix комментирует...

Ну вообще-то эта теория мне давно знакома. «Деньги - пирамида долгов» и так далее. Но давайте не забывать вот о чем.

Деньги сами по себе — это инструмент. Их задача — обеспечивать нормальное развитие экономики. В частности, экономический рост, количественный (больше продукции) и качественный (новые товары и услуги).

Откуда берутся 5%? Оттуда, что вложенные в реальное производство (не всегда напрямую, но в конечном итоге они все-таки попадают в реальное производство) 100 долларов приносят 105. Точнее, они приносят больше, но 105 возвращается кредитору в результате сложившегося баланса спроса на капитал и его предложения. Предложение — это свободные деньги, которые их владельцы желают приумножить, а спрос (платежеспособный) — потенциальные бизнесы, которые на эти заемные деньги можно построить и развивать. То есть, в конечном итоге, вложив 100 баррелей нефти, получить 200. Цифры условны, главное одно: развитый кредитный рынок помогает оперативно консолидировать реальные ресурсы там, где они требуются — и увеличивать реальный продукт (то есть общее благосостояние) гораздо быстрее, чем на локальных страдающих дефицитом капитала рынках. Потому, собственно, эта система и называется капитализмом. И в свое время она сыграла важную историческую роль, сделав возможными несколько научно-технических и промышленных революций. В том числе и информационную, и те, которые еще предстоят. Соединять вместе A и B, чтобы сделать C — вот смысл рынка капитала. Обсуждение альтернативных вариантов оставим альтернативным историкам. Скажем вкратце, на каком-то этапе реальные конструктивные стимулы оказались сильнее религиозных догм — так происходило не раз, не только с процентом, но и с наукой, еще раньше с огнем, относительно недавно — с правами дискриминируемых в прошлом социальных групп, которые до сих пор в полной мере еще не раскрыты. Человечество идет вперед, что бы кто об этом ни думал, и банковский процент — ступенька на этом пути.

А как насчет невозможности одновременно вернуть вклады? Я еще раз напомню, деньги — это инструмент, призванный символически заменять товар в экономических операциях. Как можно пытаться изъять «все деньги» из экономики, если они воплощены в реально работающих активах? Кому их все продать, да еще и одновременно? Цена, напомню, зависит от баланса спроса и предложения. Если мы попытаемся продать сразу все — сколько нам за это дадут?:) Относительная же стоимость всех активов определяется по текущей динамике операций купли-продажи подобных товаров. То есть, если в какое-то время интенсивно покупают нефть, то нефть поднимается в цене (а то, что продают покупатели нефти — соответственно падает). Это называется маржинализм: если все богатство — это океан, то имеет значение только его поверхность, т. е. та часть, которая вовлечена в текущие операции купли-продажи. Попытка извлечь воду из глубин вызовет шторм. Поэтому никто никому «долг» в массовом порядке и не отдаст, ибо это означает разделить те A и B, которые вместе дают C. Если каждый растащит свою долю, то никакого C создано не будет, экономика тупо умрет, ибо основана она прежде всего на кооперации и разделении труда, а не на индивидуальном натуральном хозяйстве. Поэтому, если начинается такая паника, банки вместе с государством вводят чрезвычайные меры, ограничивая изъятие средств для всеобщего же блага. Тех 5% денег, которые вы назвали несуществующими, в виде наличных действительно не существует — они воплощены в реально созданных активах. (В норме. Кризис был как раз вызван тем, что в какой-то момент фиктивные самопроизводные активы (п)оказались прибыльнее реальных и начался пузырь... как с голландскими тюльпанами в 17 веке.) Ну а банк, можно сказать, получает свою долю от C за то, что прокладывает дорогу обладателю A к обладателю B. Собственный капитал банка по сравнению с привлеченными ресурсами незначителен. Конкурентен ли банковский рынок, или монополен — это уже другой вопрос. «Рынок» услуг государства, например, тоже не особо конкурентен. Но критики финансовой системы почему-то не призывают к его устранению:)). Замечу только, что по сравнению с ростовщиками и правителями прошлого современные банки и государства куда больше уважают своих клиентов:), и дело не только в конкуренции с другими банками и государствами, но и в силе принципа win-win.

Короче говоря, «ваших денег» в исходной форме всех сразу в банке действительно нет; даже в здоровой экономике они вовлечены в реальное производство и изъять их оттуда без ущерба для этого производства невозможно. А сегодня проблема состоит в том, что части денег действительно не существует, она была вовлечена в пузырь фиктивных активов, которые попросту упали в цене, «производство» мгновенно испарилось; и более того, никто даже толком не знает, какие из этих денег пропали, а какие остались в реальной экономике. Каждый хочет забрать свои 8 горшков меда, а что будет с остальными (и со всей экономикой), не его проблемы. Что в таком случае делать государству и ФРС? Только «разбавлять мед водой», чтобы всем хватило и в первую очередь реальному бизнесу и реальной экономике. Ибо в принципе, вкладываясь в банки, которые вкладывались в фиктивные активы, рисковали все. Реальные активы остались реальными активами, ну а финансовые... Наша песня хороша, начинай сначала.

Что же касается ростовщичества, то есть большая разница между стандартными 5%, на которые в норме легко растет реальная экономика, и грабительскими 100 и больше, что и принято называть ростовщичеством. Если нормальный стратегический массовый кредитор, то есть банк, заинтересован в том, чтобы каждый его клиент создал как минимум на 5%, а лучше еще больше, и поделился с ним, то ростовщик «работает» с отдельными неудачниками и задачи помочь им встать на ноги не ставит, его цель — быстро забрать свое любой ценой. Если вы не видите разницы между этими двумя категориями, дальнейший спор можно считать бесполезным. Тем более после привлечения аргументов об «иудаизме» и т. п.

Vovix комментирует...

В общем, рассказывать можно долго. Главное: кризис этот был исторически закономерным. Деньги вкладывались в плохие активы, потому что их нужно было вообще куда-то приткнуть. Предложение кредитного капитала росло, а спрос на него сокращался. Почему? Из-за прохождения очередного большого цикла в экономике (цикла Кондратьева). Это и технологическое перевооружение, и соответствующие социально-экономические сдвиги. Где-то с 1970х годов по настоящее время мы жили в понижательной волне цикла. Вооружившись техническими средствами для нового этапа территориальной экспансии, капитал начал эту экспансию (развертывание производства в третьем мире), игнорируя качественное развитие внутреннего ресурса. Образование, другие социальные проекты оказались в тени. Они конечно развивались, но скорее по инерции, чем целенаправленно с целью получения конкурентного преимущества. Бизнес-мейнстрим делал ставку на неприхотливых китайцев, которые в начале этого периода были готовы работать за еду. Однако это время закончилось. Китайцы стали прихотливее, а у американцев начались проблемы, и следовательно теперь приходит время для очередной повышательной волны, интенсивного роста. План Обамы — первая ласточка такой политики. Конкуренция теперь будет достигаться главным образом не дешевой массовой низкоквалифицированной рабочей силой (она в таких количествах уже не нужна), а инновационным, интеллектуальным, креативным потенциалом. Подобная смена курса неизбежно сопровождается кризисными явлениями, что мы и наблюдаем. Эта встряска просто необходима, чтобы начать мыслить качественно и делать действительно что-то полезное, а не разносить по офису кофе за поднимающуюся из задницы к уровню развитых стран зряплату (вот этот быстрый относительный подъем и связанный с ним рост недвижимости, в принципе, и раздули пузырь). Окончательно кризис разрешится тогда, когда критическая масса кофеносцев из пожирателей зряплаты превратятся в создателей чего-то полезного, будь то технологии или человеческие отношения.

Анонимный комментирует...

Что-то я не знаю таких банков, которые (кроме ЦБ), которые могут создавать деньги.
Стандартная банковская схема: привлекли в пасив 100 рублей вкладов, в активе имеем 10 рублей в ЦБ (при норме обязательного резервирования 10 %) и 90 рублей (и ни копейкой больше) на прочие активные операции: кредитование, операции с цен.бум. и т.д.

Vovix комментирует...

Автор имеет в виду, что когда коммерческий банк выдает кредит, то он якобы «создает» деньги из воздуха, т. к. этот кредит уже был кем-то внесен. Но в реальной экономике объем «кэша» по определению меньше объема товаров, и обратно пропорционален скорости товарооборота! То есть обмен шила на мыло, каждого стоимостью 1 доллар, осуществляется с помощью всего 1 доллара (кредитного), а не двух. А 5 центов, премия банка, создается за счет той добавленной стоимости, которая возникает при потреблении кредитуемого товара. Будь то его использование в производстве чего-либо другого или сам факт производства данного товара в ответ на платежеспособный (кредитный, с оплатой в будущем) спрос. То есть нормально растущая экономика должна увеличивать либо денежную массу, либо скорость оборота. Фиксированный объем денежной массы (золотой стандарт) в 1929 году стал одной из причин, спровоцировавших депрессию. Эмитируемый же по мере необходимости доллар будет множество раз прокручен в производстве и за какое-то время создаст товара на 2 доллара, которые будут опять же кому-то выданы в кредит, затем 4, 8 и так далее. Вернуть «все долги» экономика действительно не может. Ибо какая-то ее часть по-любому будет пользоваться кредитными деньгами и их объем будет все больше. Но «выплатить все» и не является целью; цель — чтобы экономика работала и несла золотые яйца. Это не пирамида, это устремленная в бесконечность экспоненциальная кривая роста ресурсов и потребностей. Пирамида начинается тогда, когда кредиты выдаются под самих себя, а не под реальный рост. А это стало возможно, когда мировая экономика стала де-факто глобальной, а инструменты ее регулирования оставались старыми, и в одной части мира накапливались долги, а в другой накопления. Реальный выход, в конечном итоге — в еще более тесной интеграции крупнейших развитых и быстроразвивающихся стран, в некоем аналоге ЕС мирового масштаба. К этому все идет.

Анонимный комментирует...

"...цель — чтобы экономика работала и несла золотые яйца. Это не пирамида, это устремленная в бесконечность экспоненциальная кривая роста ресурсов и потребностей."

А когда заканчивается планета для всего этого шоу, цель и средства сливаются в экстазе ... и история начинается с начала (амёбы, динозавры и пр., и пр.)

Vovix комментирует...

Ничего подобного. По такой логике, планета должна была закончиться в первобытные времена — при исчерпании ресурсов для охоты и собирательства, в средневековье - при исчерпании с-х земель и мальтузианском росте населения. Все дело в технологиях. Чем дальше, тем меньше исчерпаемых ресурсов они требуют и тем больше землян могут поддержать. Миф о золотом миллиарде придумали антиглобалисты и луддиты. Они же распространяют сказки о вреде ГМ, о пике нефти, о крахе цивилизации и неизбежности возвращения в прошлое. Только вот забывают при этом, что это прошлое было куда более расточительно в пересчете на душу населения, чем современный мир, а население в нем растет куда быстрее возможностей производства. Что стада коров и овец, низкотехнологичное с-х загрязняют экологию куда сильнее, чем вся промышленность. Просто потому, что их много. Демографический рост же, напротив, замедляется даже в самых отсталых развивающихся странах. Все идет к стабилизации количества и росту качества. Почитайте Рэя Курцвейла. Или jumpthecurve.net.

Вообще, вся история это череда
кризисов, и если первые подминали под себя целые виды, цивилизации, культуры, последующие оборачивались распадом государств или десятилетиями деградации, то сейчас эффект сглаживается, а темпы восстановления ускоряются. Текущий кризис же вообще вызван не физическими ограничениями, а спекулятивными финансовыми игрищами. Покупали нефть, которой не существует. Это больно, но не смертельно. И я утверждаю, что как сам кризис, так и восстановление после него будут проходить беспрецедентными для истории темпами. Все ускоряется. Кризис вызван отставшими от средств производства экономическими отношениями (законсервированными с 1944 года). Контуры будущей системы уже просматриваются: меньше валют, шире клуб финансовых игроков. Ну а расселение по планетам — это уже более отдаленный этап. Хотя есть уже проекты добычи гелия-3 на Луне, для термоядерных реакторов. Короче не ссать — прорвемся.

Анонимный комментирует...

Да да да,общество потребления прорвется(по теории,но еще никто не проверил-проверяем!), а вдруг нет!?US создали такое общество...и встали,встали так наглухо, что как-то нехорошо.Очко оно не железное!Вот в чем проблема!